Турция предает Россию. В который уже раз?

Итоги визита в Турцию украинского президента Петра Порошенко стали «последней каплей», позволяющей говорить об очередном предательстве, совершаемом Анкарой в отношении Москвы, как о свершившемся факте. И речь тут даже не столько о том, что Реджеп Эрдоган слишком уж резво принялся подыгрывать Украине. Судя по всему, дела обстоят намного хуже – Турция, наигравшись в «противостояние» с США, возвращается на «короткий поводок» своих заокеанских хозяев, активно действуя в их интересах.


Часть заявлений, сделанных Порошенко по итогам длившегося больше часа диалога с Эрдоганом, можно было бы списать на извечное словоблудие украинского лидера и его неуемную тягу к преувеличениям.
Однако, присутствовавший там же глава турецкого государства, сам не высказываясь по некоторым острым темам, тем не менее, даже не подумал возражать гостю, заявившему, что тот пообещал «не оставаться в стороне от «ползучей агрессии» России в Азовском море». Если верить Порошенко, Турция готова едва ли не «противостоять» нашей стране в Азово-Черноморском бассейне плечом к плечу с Украиной.




Впрочем, слов, сказанных самим Эрдоганом более, чем достаточно. Например, о том, что Турция «никогда не признавала и не признает незаконной аннексии Крыма». Правда, турецкий лидер при этом упомянул не об интересах Украины, а исключительно о «правах крымских татар», да тут уж невелика разница – главное прозвучало... Не менее красноречивы и его заявления о том, что в самое ближайшее время между двумя странами будет установлена зона свободной торговли с ожидаемым товарооборотом в 10 миллиардов долларов. Россия вводит против Украины санкции – Турция делает все, чтобы поддержать разваливающуюся экономику «нэзалэжной». Нехорошо получается...

Более того – в вопросе сотрудничества между Анкарой и Киевом речь идет вовсе не только о развитии туризма или торговли. На очереди – серьезнейшее наращивание совместной работы двух стран в военной области. Сам Эрдоган подчеркнул, что такая кооперация «с каждым годом усиливается и развивается», а соответствующий меморандум между «Укроборонпромом» и руководством военно-промышленного комплекса Турции уже подписан. Вот, значит, как – российские С-400 мы получить хотим, однако в военной области укрепляем связи со страной, России, мягко говоря, недружественной.

Не назвал, кстати, турецкий президент фантазиями и заявления Порошенко о том, что Турция прямо-таки обязана принять участие в «миротворческой миссии на Донбассе», которую украинский лидер отчего-то считает свершившимся фактом. Мол, в Киеве по этому поводу «были бы счастливы». Ну, в Киеве, возможно – да... А как насчет того, что в Москве сто раз было повторено, что участие контингента любой из стран-участниц НАТО в данной миссии (если она вообще состоится!) является категорически неприемлемым? Или Турция уже вышла из этого блока? Да и вообще – вот только ее вояк на Донбассе и не хватало.

Ну, и уже совершеннейшей наглостью в отношении России выглядит поведение Эрдогана в вопросе «украинских политзаключенных». Напомнив, что именно при посредничестве Турции были освобождены крымскотатарские экстремисты Чигойз и Умеров, он заявил, что на сей раз им от Порошенко получен «намного более длинный список» «политзаключенных», каковой «немедленно был передан в Москву»! И турецкий президент собирается не только «пристально отслеживать процесс» в надежде «на успешное завершение дела». Если верить СМИ, им было оглашено намерение «требовать от Кремля освобождения упомянутых в списке лиц»! Журналисты заврались – или Реджепа понесло?!

Скорее всего – второе. Уже одно то, что турецкий лидер во всеуслышание объявляет Украину стратегическим партнером собственной страны, лишних вопросов не оставляет. Причина тут, скорее всего, совершенно не в великой любви и солидарности, которыми Анкара воспылала к Киеву. По мнению многих аналитиков, резко проукраинский курс Турция сегодня берет по указке из Вашингтона. Именно поэтому вдруг так осмелел Константинопольский патриархат, идущий не то что на обострение, а на полный разрыв отношений с РПЦ. «Добро» на подобные шаги, наверняка, получено и от Эрдогана, имеющего предостаточно возможностей воздействовать на ютящихся в Стамбуле «вселенцев», причем достаточно жестко.

Весомым подтверждением этой версии служит и взаимное снятие Анкарой и Вашингтоном санкций против высокопоставленных чиновников друг друга. Пастор Брансон, об освобождении которого в Турции не так давно и слышать не желали, преспокойно покинул «застенки» и возвращен в Америку. Отношения налаживаются? Судя по всему – именно так и происходит. Однако, тут следует учитывать немаловажную деталь. Если кто-то и пошел в этом противостоянии на попятную, сдался, то уж точно не США. А раз так – то одним пастором Эрдоган не отделается. От него, вне всяких сомнений, потребуют дополнительных подтверждений лояльности Вашингтону. И можно не сомневаться, что, скорее всего, это будет совершение тех или иных действий, направленных против России. Собственно говоря, именно это на наших глазах уже и происходит.

России не привыкать к недружественным и даже откровенно предательским действиям со стороны Турции. Ни к союзникам, ни даже к более или менее надежным партнерам ее, собственно, в Москве никогда и не причисляли. А вот понимают ли возможные последствия собственного вероломства в Анкаре – большой вопрос...
Автор: Александр Неукропный
Источник ➝

Уход Путина из Кремля люди примут с равнодушием

Поправки в Конституцию подорвут легитимность режима и сделают возможными конфликты внутри элиты 

 

Возможный уходом Владимира Путина с поста президента породил шлейф страхов в российском обществе. Такой вывод делается в докладе «Уйти нельзя остаться», который подготовил Центр политической конъюнктуры во главе с Алексеем Чеснаковым.

«Несмотря на доминирование интерпретаций, что Путин так или иначе останется во власти после 2024 года, глава государства дал несколько сигналов, что не планирует оставаться в кресле президента навсегда, и предложенные им поправки в Конституцию РФ не направлены на продление срока полномочий», — говорится в докладе.

Напомним, о каких сигналах речь. 18 февраля рабочая группа по изменению Конституции предложила закрепить в Основном законе неприкосновенность бывших президентов. Сейчас такая неприкосновенность регламентируется федеральным законом.

Сам факт, что потребовались дополнительные гарантии, и их пропишут в Конституции, заставляет предположить: Путин действительно собрался на пенсию.А в «Единой России» считают, что старики выбрались из нищеты

Так или иначе, риски и страхи, связанные с уходом Путина, «актуализированы и отчетливо выражены в сознании россиян», утверждается в исследовании. Авторы разделили их на три группы.

Вот наиболее выраженные риски/страхи:

— обострение борьбы за власть между различными политическими силами;

— новый передел собственности;

— снижение социальных обязательств государства и отмена нацпроектов;

— потеря авторитета России в мире и угроза внешнеполитических поражений;

— утрата преемственности власти, под которой прежде всего понимается отказ нового главы государства от курса Путина.

В докладе приводятся соответствующие высказывания участников фокус-групп. «В стране установится бардак, беспорядок», «Путин показал себя гарантом стабильности, неизвестно, что будет, когда он уйдет», «партия власти развалится, и все захотят кусок побольше урвать», «какой бы Пути ни был хороший, плохой, вместо него я не представляю, кого можно было бы поставить», «доплаты на детей с трех до семи лет могут отменить», «скажут, это Путин вам обещал, а мы — нет».

Вторую группу составляют риски и страхи средней выраженности. К ним эксперты относят обострение межнациональных конфликтов и усиление сепаратистских настроений. Такие риски, считают участники фокус-групп, существуют на Кавказе и в других национальных республиках.

В эту же группу входят страх роста коррупции в России, и нарастание угрозы враждебных действий со стороны США.

Наконец, третью группу составляют периферийные страхи/риски. Это существенное ухудшение экономической ситуации в стране, снижение обороноспособности России, возможность олигархического реванша и острого гражданского конфликта, вероятность войны со странами НАТО.

Ключевой вывод доклада Чеснакова в следующем. Уйдет Путин или останется во власти на новой позиции — например, во главе Госсовета, — Кремль столкнется с проблемами.

«Кремлю придется создать для граждан такую смысловую рамку интерпретации решений власти, которая позволит им смириться с изменением роли Путина в политической системе (или его самоустранением из нее) и при этом сохранить доверие к системе, то есть сохранить легитимность», — резюмируют эксперты.

Как влияют на транзит власти настроения российского общества, разразится ли в России кризис, если Путин уйдет?

— Страхи по поводу ухода Путина сильно преувеличены, — уверен директор «Левада-центра» * Лев Гудков. — Это, я считаю, «пугалки» и «страшилки» в аппаратной игре. С точки зрения большинства граждан, события вокруг транзита носят виртуальный характер. То есть — не имеют отношения к повседневной жизни.

Замечу: в обществе периодически возникает усталость от Путина. Она доходила до максимума в 2013 году. Тогда 47% граждан не хотели, чтобы он шел на следующий президентский срок. А 60% устали ждать от него исполнения обещаний.

«Крымская эйфория» сняла эти настроения. Но сейчас они вновь нарастают. 38% не ждут от Путина ничего, и готовы принять его уход спокойно.

«СП»: — Что людей по-настоящему беспокоит в связи со сменой власти?

— Некоторое снижение социальных обязательств и расходов. Но они и сегодня непрерывно снижаются — в этом смысле лично с Путиным такие опасения вряд ли связаны.

«СП»: — Уход Путина может дестабилизировать ситуацию в стране?

— Люди в это не верят, для них это не очень важно. Думаю, российское общество довольно равнодушно примет смену власти.

Да, довольно большое число людей в предыдущие годы хотели, чтобы Путин сохранил власть. Но эта доля неуклонно снижается. Сейчас твердое ядро «путинцев» уменьшилось до чуть больше трети сограждан.

«СП»: — Чем вызвано затянувшееся внесение поправок в Основной закон — после наскока, с которым Кремль объявил конституционную реформу? Кремль держится какого-то плана, или меняет планы на ходу?

— На мой взгляд, это однозначно импровизация. Затягивание внесения поправок связано исключительно с непродуманностью первого шага. Никаких внутренних оснований для изменения Конституции, по мнению многих, просто не было. Не было экономических, политических, правовых причин для такого радикального решения.

На мой взгляд, Кремль пошел на реформу из-за неудачи «транзитного маневра» с Белоруссией. Видимо, изменение Конституции планировалось в случае объединении России и Белоруссии в Союзное государство. А дальше все пошло-поехало… Пошла чистая импровизация, в ходе которой начали возникать скрытые противоречия правового характера.

Эти противоречия в Кремле пытались решать на ходу. И это нагромождало одну правовую проблему на другую. В итоге, сейчас число потенциальных поправок растет настолько быстро, что превращает ситуацию в абсурд.

«СП»: — Чеснаков в докладе говорит, что транзит может подорвать легитимность власти. Это так?

— Поправки точно не прибавят легитимности ни Конституции, ни режиму. Скорее, даже наоборот. Легитимность и действующего режима, на мой взгляд, держится на организованном консенсусе и пропаганде, но не на правовых основах. А уж после внесения поправок с правовой точки зрения режим будет и вовсе нелегитимным.

Явно обозначатся противоречия одних положений Основного закона с другим. А главное — непонятными окажутся функции Госсовета. Это центральная проблема. Поправки, судя по всему, должны ослабить судебную систему, парламент, и укрепить единоличную власть президента. Но как это сделать технически, как связать воедино — пока абсолютно неясно.

В итоге противоречия — социальные, правовые — нагромождаются. Легитимности это никак не прибавит, стабильности и социального порядка тоже. Напротив, мне кажется, поправки откроют возможности для внутренних конфликтов в правящей элите.

«СП»: — Как, по-вашему, Путин в каком-то качестве останется верховным правителем или отойдет от дел?

— Мое мнение не отличается от мнения большинства россиян. Изменения в Конституцию нужны Путину, чтобы каким-то образом сохранить власть после 2024 года, когда прекратятся его президентские полномочия. 47% населения именно так считает — это самая большая группа мнений.

— Путин пытается обеспечить себе личную безопасность. А это означает, что он пытается сохранить максимальное количество власти — не важно, в какой упаковке, и какими нормативно-административными изменениями, — считает экс-кандидат в президенты Болгарии на выборах в 2016 году, политик Пламен Пасков. — Противоестественно ожидать, что человек, который последние 20 лет жил как Путин, может поступить иначе.

Путин прекрасно понимает, что обеспечить безопасность он может только в связке с группой людей, которые обладают достаточным финансовым и административным ресурсами. Часть ресурсов этим людям дал сам Путин. Но не факт, что сейчас в группе нет системного предательства.Пенсионная реформа заставляет негодовать и звезд ТВ, и обычных граждан

Предательство, на мой взгляд, пронизывает путинское окружение. Даже члены ближайшего круга имеют счета и недвижимость за рубежом, их дети учатся на Западе. Одно это делает их уязвимым. То же можно сказать про российских олигархов, руководителей госкорпораций, министров.

В этой обстановке идет транзит власти. Я считаю — нет оснований говорить, будто Путин уходит. Иначе придется обсуждать, кто приходит вместо него? А на этом направлении, к сожалению, мы не видим политически-значимых фигур.

Это значит: если Путин уйдет, действительно есть риск, что реализуется «страшный сон» критиков режима. И в России возникнет гражданская война. И нет никаких гарантий, что в этой войне выдвинется новый Сталин, который возьмет ситуацию под контроль, стабилизирует страну. А потом «выстрелит» ею в новую эру — в шестой технологический уклад.

* АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Цифра дня: у 4 миллионов стариков пенсии оказались ниже прожиточного минимума

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх