На пульсе времени

2 127 подписчиков

Свежие комментарии

  • Nikolay Zakharov
    Обещания Ер выполняет только для ещё лучшего существования олигархов и прочих буржуев, а для народа одни запреты и не...Время великих дел...
  • Сергей Микульский
    Никто и никогда не допустит ядерной войны. У российских чиновников вклады в иностранных банках. За бугром живут их же...Без ядерных ударо...
  • Елена Извозчикова
    есть же расчеты наших ученых о проливе им.Сталина-посмотрим...Без ядерных ударо...

Эль Мюрид. Праздник без стука дьявольских копыт

Эль Мюрид. Праздник без стука дьявольских копыт

Ненависть к Советскому Союзу у правящей клики вполне естественна. В нём они были никто, никем бы и умерли. Нынешняя «элита» – это советские гопники, фарцовщики, домоуправы и райуполномоченные. В целом это был их потолок.

Даже первая российская элита из, казалось бы, родовитых и потомственных в Союзе прозябала на глубоко второстепенных ролях и постах. Ну как мог бы редактор и завотдела журнала «Коммунист» Егор Гайдар стать премьер-министром даже РСФСР при Союзе? Одной фамилии (причем чужой) было все-таки недостаточно.

Про второе поколение уже откровенно отпетых мелких бандитов и говорить нечего – там даже о шансах речь вести как-то неприлично. Рассказывать скабрезные анекдоты, как размножаются глисты-червячки – вполне достаточно на уровне районного надзирателя за местными стукачами. А потом на пенсии с такими же дебилами рвать у ведомственного начальства положенные льготы.

В общем с мотивами у «бенефициаров» всё очень даже понятно. Отсюда и нервные срывы вроде «Ничего он не производил кроме галош!» и негласное поощрение любых мнений и публикаций, где черная краска на прошлое выливается непрерывными струями.

Но как это обычно бывает, возникают моменты, когда приходится натягивать на себя оскал и выдушивать что-то хвалебное даже в адрес ненавидимой всей своей поганенькой душонкой страны.

А так как сделать это невозможно просто на уровне рефлексов, то возникают уродливые кадавры вроде забитого фанерой Мавзолея, на фоне которого приходится принимать парад. Который, вообще-то говоря, проводится совсем по иной причине, чем заявлено в программке.

Просто по необходимости, по которой все эти люди внезапно уже на наших глазах превратились в истово верующих и неуверенными жестами крестятся (иногда даже справа налево).

О подвиге советского народа (а какого еще?) говорилось сначала скороговоркой, затем слово «советский» вообще стало пропадать. Стало складываться впечатление, что страшный враг напал именно на Россию, и вот тут-то наши предки с хоругвями и словом божьим погнали супостата.

Но враг напал не на Россию. Точнее, не на нее одну. На российскую территорию, кстати, даже не 22 июня – а хорошо позже (ну, если не считать Калининградскую область, захваченную и оккупированную еще до войны).

И погнали врага, видимо, теми самыми калошами, кроме которых ничего не производилось. Не зря обласканный маститый режиссер попал в цвет, выпустив с своём фильме солдатиков с дубьём на танки. Очень соответствует заказу сверху.

Туда же – в цвет – пошли и прочие поделки вроде «Сволочей» или «Штрафбата». Другой, кстати, режиссер, ничуть не менее маститый, но с наличием совести и чести, в свое время отказался даже стоять на сцене во время вручения какой-то премии одному из этих фильмов. За что ему поклон в пояс.

На День Победы нам быстро говорят про подвиг и прошлых врагов, а также напомнают, что сегодня их еще больше. Включивший план «Крепость» вождь в обязательном порядке зовет крепить бдительность и грозит испепелить любого под вывеской «Можем повторить». Для того собственно и парад.

Советскому Союзу, кстати, не нужно было никому грозить, так как все и без угроз отдавали себе отчет в том, что он может. И повторить, и обновить любую прошивку. Потому и парады были по очень редким поводам, в основном крайне юбилейным. Сильному не нужно пыжить и надувать щеки. Он и так сильный. Крики «Держите меня семеро» – это как раз из прямо противоположной оперы.

Советский Союз, конечно, был разный. Всего хватало. Но чего там точно быть не могло – это праздника на руинах. Официальные торжества по поводу дня Победы не проводились первые десятилетия, не потому что праздновать было нечего – и уж точно не потому что смотреть в глаза было стыдно.

Там никому стыдиться не приходилось – практически каждый советский руководитель, включая и высших, воевал. И сам, и его дети. И тоже не все вернулись. Все отдали всё, так что про стыд – это к маститым режиссерам. Они художники, они так видят.

Праздник – это когда дома чисто и убрано. И есть, что поставить на стол. А пока страна восстанавливалась после чудовищной войны, было просто не до этого. Треть национального богатства, накопленного столетиями, исчезла в ходе войны. Там было, что восстанавливать и строить.

Праздновать – некогда. Вот когда отстроились – тогда и начали. Без фанатизма и помпы. Как положено. Тихо и без клёкота. Без наклеек и трусов в цвета георгиевских лент. Без кича и шлюх на шесте в хаки и с пилотками.

Нынешние, для которых цыганщина и блатные посиделки под «шансон» в ресторанах – норма, имеют свое представление о праздниках. Чтобы рюмкой об пол, официантку за задницу, стулом в зеркало. Вот это праздник. Вот так и празднуют.

А нормальным людям вся эта мишура без надобности. Они тихо сядут, выпьют рюмку. Вспомнить – есть кого и без хождения толпами с портретами. Память – очень интимная вещь. А потому не показная. Она у каждого своя.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх